dreameranalyst (dreameranalyst) wrote,
dreameranalyst
dreameranalyst

Category:

Зачем нужен принцип прямой перспективы?

Здесь возникает естественный вопрос. Почему художники кватроченто рисовали, строго соблюдая принцип прямой перспективы? Потому что они так видели и, наконец, научились рисовать так как видели? Это крайне сомнительно. Человеческий взгляд, с одной стороны, рассеян, с другой стороны ограничен окружающими его поверхностями. Никакого свободного скольжения зрения по пересекающимся в одной точке линиям мы, как правило, не ощущаем. В том и то прелесть картин, нарисованных художниками раннего Возрождения, что они организуют наше зрения каким-то особым гармоническим образом, мало похожим на наше обычное «жизненное» зрение. Здесь совершенно необходимо упомянуть интереснейшую работу русского философа П. Флоренского «Обратная перспектива», которая содержит весьма убедительную, на мой взгляд, критику попыток обосновать «естественность» перспективного зрения. Особенно забавно он описывает всякие хитроумные оптические приборы, которые изготавливал великий Альбрехт Дюрер для того, чтобы обеспечить перспективный взгляд на предмет. «Есть ли нужда, после этих приборов, в еще большем доказательстве, что перспективный образ мира — ничуть не естественный способ созерцания?» Про математику в статье Флоренского сказано очень много, и её обязательно нужно прочитать любому человеку, которой интересуется взаимосвязями математики и искусства. Я склонен с Флоренским согласиться: художники Кватроченто рисовали с соблюдением принципа перспективы вовсе не потому, что они именно так видели мир. А почему? Ответы, которые даёт Флоренский на этот вопрос, мне убедительными не кажутся. Впрочем, каждый читатель может познакомиться с текстом его работы и сделать выводы самостоятельно. Я же хочу поговорить о человеке, создавшем своеобразную теорию зрения. Он не был крупным физиком или физиологом. Его теория абсолютно фантастична, но хорошо показывает, как и почему Мазаччо или Пьеро дела Франческа стали рисовать именно так. Об этом человеке мы уже упоминали. Его звали Леон Батиста Альберти (1404-1472).
Центром художественной и культурной жизни Италии в то время была Флоренция. Там жили величайшие мыслители, художники и поэты кватроченто. В то же время совершенно неправильно представлять её в виде тихого спокойного города художников и учёных. Эти люди творили на фоне жесточайшей борьбы за власть, заговоров и бесконечных наёмных убийств. После одного из таких переворотов очень богатая флорентийская семья Альберти была изгнана из родного города. Леон Батиста родился в Генуе, а образование получил по тем временам самое лучшее – окончил юридический факультет Болонского университета. После очередного изменения политической ситуации во Флоренции он получает возможность вернуться. После нескольких лет жизни на родине он поступает на службу к римскому папе. Это дало ему возможность спокойного обеспеченного существования, а значит, и нормальной творческой деятельности. Среди многообразных видов творческой деятельности, которыми занимался Альберти, наиболее прославлены его архитектурные работы. По его проектам построены несколько знаменитых церквей и дворцов во Флоренции и других городах Италии (в частности, уже упоминавшаяся церковь Санта-Мария-Новелла). Но ещё больший вклад в мировую культуру составляют его трактаты по теории изобразительных искусств, в которых и были изложены основы теории перспективы. От Альберти сохранилось три основных трактата: «Десять книг о зодчестве», «О статуе» и «Три книги о живописи». Нас будет интересовать последний трактат, написанный ещё в тридцатилетнем возрасте. Там мы и найдём его знаменитую и очень странную «теорию зрительной пирамиды», о которой придётся поговорить подробно.
Фасад церкви Санта-Мария-Новелла, выполненный по проекту Альберти.
IMG_1040
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments